ВОЗВРАТ                                         

   
    
Октябрь 2008, №10   
  

       О чем пишут СМИ____________________      
Андрей Камакин      

                                                                                                     

                    
 

                Лилия Шевцова: "Модернизация невозможна
                             
           при антизападном векторе страны"

 

  - Лилия Федоровна, Европа вместо введения санкций говорит о вреде изоляции России. Америка выражается жестче, но дело пока словами и ограничивается. В общем, не успела начаться холодная война, как мы ее выиграли. Согласны с такой трактовкой?

        
         - Внешне действительно может показаться, что Россия победила. Но иногда тактическая победа превращается в стратегическое поражение. Запад начинает воспринимать Россию как непредсказуемую и чуждую по своим принципам цивилизацию. У нее уже нет шансов на интеграцию в Запад, по крайней мере в ближайшей перспективе. А между тем эта интеграция является единственной гарантией превращения страны в высокоорганизованное общество. Конечно, Россия может стать самостоятельным центром силы. И, очевидно, в таком виде она и будет существовать. Но как технологически и социально менее развитая страна - страна вне ВТО, вне ОЭСР, страна, которую будут вытеснять из "восьмерки". Некоторые у нас сегодня говорят: "Ничего, у России гораздо больше средств реагировать на действия Запада…"

           - Да, если что, мол, - отключим газ.

          - До нас еще не дошла простая истина: страна, добывающая сырье, больше зависит от страны покупающей, чем наоборот. 64 процента российского экспорта - это нефть и газ. Причем экспортируем мы почти исключительно на Запад, превратившись в его сырьевой аппендикс. Можете себе представить, что будет, если Запад диверсифицирует свои источники энергии? Наша экономика полетит в тартарары. О каком "воздействии на Запад" может идти речь, если российский золотовалютный запас лежит в западных ценных бумагах, если наш корпоративный долг Западу составляет больше трети ВВП? Наши пропагандисты обещают: "Мы будем блокировать решения Америки и Запада в Совете Безопасности". Но в таком случае Запад будет действовать в обход ООН, и это окончательно разрушит существующий миропорядок. Другие "оптимисты" угрожают накачать оружием Иран. Однако ядерный Иран с нашими С-300 - угроза скорее для России, чем для США. Мы можем отказать НАТО в транзите грузов в Афганистан. Но умиротворение Афганистана прежде всего в российских интересах. Мы можем выйти из ДОВСЕ и из РСМД - договора о ракетах средней и меньшей дальности. Но этот шаг развяжет гонку вооружений, которая нас погребет: объединенный военный бюджет США и ЕС превышает 800 миллиардов долларов. В общем, что бы мы ни делали в ущерб Западу, все в конечном счете обернется аксиомой Черномырдина: "Хотели как лучше - получилось как всегда".

            - Но Запад тоже не спешит вводить против нас санкции.

           - Даже если не будет санкций, сам факт сворачивания Западом курса на интеграцию России больно бьет по нашей экономике, по планам ее модернизации. Мы уже наблюдаем падение российских фондовых индексов, бегство капиталов из России, наш бизнес встречает настороженность в западных странах. Казалось бы, ситуативные вещи. Но не будем обольщаться. Наши экономисты давно предупреждают, что возможности для роста России в рамках нынешней модели исчерпаны, что мы вступаем в период системного кризиса. Собственно, о том же говорил и Путин весной этого года: если мы не перестроим экономику, то будем выброшены из сообщества развитых государств. Но модернизация невозможна при антизападном векторе страны, невозможна без западных ноу-хау, западных "длинных" инвестиций, западных стандартов. Кстати, Китай давно это понял и модернизирует себя через партнерство с Западом. Не исключаю, впрочем, что наша внешнеполитическая агрессивность, направленная против Запада, является средством отвлечения внимания от накапливающихся экономических проблем. В таком случае мы возвращаемся в советскую парадигму. Не нужно, наверное, напоминать, чем эта парадигма кончилась в 1991 году.

          - А может быть, все еще "рассосется"? Насколько необратимы произошедшие изменения?

           - Думаю, мы присутствуем при конце одной исторической эпохи и начале новой, содержание которой и Россия, и Запад пока только пытаются определить. Сегодня, подойдя к обрыву, Россия и Запад, словно ужаснувшись, начинают пятиться назад. Но, к сожалению, есть вещи, которые необратимы. Прежде всего - это поворот в западном общественном мнении, которое начинает рассматривать не только Кремль, но и российское общество в целом как неспособное жить в ХХI веке, как страну, которая может натворить все что угодно. Поэтому вернуться в формат партнерства с Западом уже не получится, несмотря на вежливые улыбки Саркози и его коллег. Их уступчивость - отражение политики "мягкой силы", не допускающей ударов в челюсть. Евросоюз - крайне неповоротливая структура, которая с трудом находит консенсус. Но мы достигли невозможного - заставили их объединиться на основе поиска стратегии противостояния России. И еще. Признанием Южной Осетии и Абхазии Россия продолжила процесс демонтажа международных правил игры. Мир становится более непредсказуемым и менее безопасным.

          - Как напряженная международная обстановка повлияет на нашу внутреннюю политику?

         
- В нынешних условиях вряд ли стоит ждать "оттепели", на которую надеялись либералы. Даже если бы Дмитрий Медведев захотел вновь распахнуть "окно в Европу", он вряд ли сможет это сделать - антизападная мобилизация имеет свою логику. Государство, которое пытается сплотить общество на основе отпора внешнему врагу, обычно начинает создавать врага внутреннего. Скорее всего у нас еще больше сузятся возможности для оппозиции. Да, сегодня мы имеем национальный консенсус. Но скоро он начнет трещать по швам. Когда? Когда раскрутится инфляция, начнется падение жизненного уровня, сократится импорт, когда наши люди начнут сталкиваться с проблемами при получении виз, когда начнет громче ворчать российский бизнес. Ведь, испорченные относительной свободой и ростом благосостояния, мы не готовы согласиться стать Кубой либо Северной Кореей. В какой-то момент губительность антизападной парадигмы осознают, наверное, и наши лидеры. Но смогут ли они из нее выйти - большой вопрос. В политике, как в бобслее: после того как сани начинают скользить по желобу, их трудно остановить.

Фото: Александр Фомин/PhotoXpress.ru)

Итоги.ру (еженедельный журнал) No.38 (640)
10 октября 2008

http://www.itogi.ru/Paper2008.nsf/Article/Itogi_2008_09_15_01_4443.html

Лилия Шевцова - ведущий сотрудник международного фонда имени Карнеги, доктор исторических наук, профессор

НАЧАЛО                                                                                                                                                                                       ВОЗВРАТ