ВОЗВРАТ                                         

   
    
Октябрь 2008, №10   
 

       О чем пишут СМИ____________________    
Яков Черкасский     

                                                                                                                    

Немецкое экономическое чудо                             

 

             Если бы был составлен список именитых немцев, пользующихся популярностью далеко за пределами Германии, Людвиг Эрхард (Ludwig Erhard) наверняка занял бы в нем место в первой десятке. Это и понятно - ведь с его именем связывают денежную реформу, успешно проведенную 60 лет назад в Западной Германии. Реформу, ставшую краеугольным камнем тех социально-политических преобразований в ФРГ, которые во всем мире позднее были названы «немецким экономическим чудом».

                                               В нужное время на нужном месте

             Уже в первые месяцы после поражения Германии во Второй мировой войне и раздела ее на оккупационные зоны стало ясно, что страны-победительницы хотят выстроить жизнь в этих зонах «по своему образу и подобию». СССР усиленно «советизировал» Восточную Германию, США, Англия и Франция связывали будущее Западной Германии с капитализмом, рыночной экономикой, частной собственностью и инициативой. Но всякому человеку было понятно, что восстановление и развитие немецкого хозяйства, вконец разрушенного войной, может быть осуществлено только при одном условии - немедленном оздоровлении немецкой финансовой системы.
           Национал-социалистическое государство искусственно сдерживало инфляцию, выпустив огромное количество денег. Но сразу после войны рейхсмарка катастрофически быстро потеряла цену. Возникла так называемая галопирующая инфляция и, как следствие, - всевластие черного рынка со всеми его отвратительными последствиями.
             Чтобы совладать с этой ситуацией, надо было провести денежную реформу. Дело оставалось за малым - требовался человек, который бы, по известному присловью, оказался в нужное время на нужном месте. Который бы - во всеоружии знаний и опыта - не побоялся взять на себя ответственность за подготовку и проведение этого исключительно непростого мероприятия.
              И такой человек нашелся - его звали Людвиг Эрхард.
            В 1948 году Людвигу Эрхарду исполнился 51 год, в «Бизонии» (объединение американской и английской оккупационных зон) он исполнял обязанности директора Управления экономики.
              Эрхард еще в годы войны разработал концепцию социальной (с логическим ударением на этом слове) рыночной экономики, которая, по его мысли, должна была стать неким «третьим путем», лежащим между необузданным капитализмом и социалистическим плановым хозяйством. Таким образом, денежная реформа, замышленная Эрхардом, была отнюдь не самоцелью. Она была ступенью на пути к «обществу всеобщего благоденствия» на немецкой земле.

                                                  На ковре у военного губернатор
 
               19 июня 1948 года, в пятницу, радио и экстренные выпуски газет довели до сведения населения трех западных зон Закон о денежной реформе. Он входил в силу в ночь с 20 на 21 июня.
                20 июня 1948 года каждый житель западной Германии мог обменять имеющиеся у него рейхсмарки на 40 новых денежных единиц, которые теперь назывались немецкой маркой (die Deutsche Mark, DM). Все остальные рейхсмарки, имевшиеся на руках у населения, объявлялись недействительными. Зарплаты, пенсии, арендные платы и прочие выплаты обменивались в соотношении 1:1, но частные накопления и активы кредитных институтов, в том числе вклады по сберкнижкам, были пересчитаны в пропорции: 100 рейхсмарок = 6,5 новых марок.
             Таким образом были аннулированы астрономические долги национал-социалистического государства банковской системе.
                Денежная реформа готовилась в течение двух лет, в условиях строжайшей тайны. Уже в октябре 1947 года в США начали печататься новые западногерманские купюры, которые затем доставлялись во Франкфурт-на Майне.
               Вышеуказанные меры, составлявшие, если можно так выразиться, техническую сторону денежной реформы, были заранее согласованы с западными оккупационными властями.
                Но заявление, с которым выступил по радио утром 21 июня 1948 года Людвиг Эрхард, повергло оккупационную военную администрацию едва ли не в шок. Эрхард без ее разрешения, на свой страх и риск, объявил об освобождении основных цен (до этого цены практически на все товары были заморожены) и об отказе от регулирования заработной платы. Уже через час после этого выступления Людвиг Эрхард был на ковре у американского военного губернатора Люциуса Клея (Lucius D. Clay).
            - Кто дал вам право принимать решения по ценам и зарплатам? Как вы посмели изменить мои предписания? - спросил разгневанный Клей.
             - Я их не изменил, я их просто-напросто отменил, - невозмутимо парировал Эрхард.
             - Но все мои советники утверждают, что это ошибочное решение! - настаивал Клей.
             - Они не одиноки - мои советники придерживаются того же мнения, - ответствовал Эрхард.
             Как вспоминал много лет спустя американский губернатор, убежденность Эрхарда в своей правоте была столь велика, что он, Клей, не счел нужным отменить распоряжения своего оппонента. Машина реформы была запущена, оставалось лишь проявить терпение...
             На следующее утро на магазинных полках и витринах, до этого пустых, появилось все, что угодно душе (это одно из наиболее ярких воспоминаний свидетелей того времени). Марка стала полноценным средством платежа, черный рынок исчез в одночасье.

                                                           Немецкое чудо-юдо

             Уже к началу 1949 года в Западной Германии обозначились рост экономики и производительности труда, повышение зарплат, понижение цен.
              23 мая 1949 года была провозглашена ФРГ. Первым канцлером стал председатель Христианско-демократического союза (CDU) Конрад Аденауэр (Konrad Adenauer). Министром экономики он назвал Людвига Эрхарда, из той же партии.
              При широкой поддержке США правительству ФРГ удалось быстро и эффективно восстановить разрушенную экономику. Сам же Эрхард позднее стал преемником Аденауэра ( с 1963 по 1966г.г.).
              Все преимущества реформы Эрхарда полностью раскрылись к 1960 году - не случайно за этим десятилетием прочно закрепился эпитет «золотое».
               Экономический рост в западной Германии был наивысшим в Европе и держался на уровне около 8,5 процента в год. Если в 1950 году безработица в ФРГ составляла 12 процентов, то в 1960 году здесь достигли полной занятости, немецкая марка стала одной из самых стабильных валют в мире. По объему золотых запасов и экспорта ФРГ оказалась на втором месте в мире после США.
               Никогда еще в немецкой истории благосостояние «рядового» немца не росло столь быстрыми темпами.
               Фотографии Людвига Эрхарда, благообразного толстяка с круглыми чертами лица, с располагающей улыбкой и непременной сигарой, и ныне часто используются Христианско-демократическим cоюзом в целях политической рекламы. Эти фотографии будят в бюргерах старших поколений воспоминания о временах, которые теперь кажутся сказочными.

                                                             Принцип Эрхарда

               Сам Людвиг Эрхард всеми мыслимыми и немыслимыми способами открещивался от титула «отца немецкого экономического чуда». Он указывал, что успеху задуманной им реформы способствовало чрезвычайно удачное сочетание самых разных факторов.
               В Германии эрхардовский принцип организации государства на социальных началах зафиксирован в статье 20 Основного закона: «Федеративная Республика Германия есть демократическое и социальное федеральное государство». К этому следует добавить, что после Второй мировой войны система социального рыночного хозяйствования успешно применялась не только почти во всей Западной Европе, но и во многих других странах земного шара
- от Латинской Америки до Филиппин.
               Нам же очень полезно не забывать слова Людвига Эрхарда, которые он написал в апреле 1977 года, за месяц до смерти. Вспоминая о причинах, подвигших его к решительным действиям в июне 1948 года, он писал: «Мы были на наилучшем пути, чтобы приговорить демократию к смерти и превратить основные демократические права нашего народа в химеру. Только когда эти права найдут свое выражение в свободном выборе профессии, в свободном выборе рабочего места и, прежде всего, в свободе потребления, лишь тогда сможем мы ожидать, что немецкий народ будет активно участвовать в политическом определении своей судьбы».

Русская Германия on-line
25 2008г.


http://www.rg-rb.de/2008/25/swi1.shtml

НАЧАЛО                                                                                                                 ВОЗВРАТ